Константин Батынков «Цветочки»

Иногда цветы – это просто цветы.
Марк Шагал

Вероятнее всего, это одна из самых необычных за последнее время выставок Константина Батынкова.
При всём многообразии тем и сюжетов, вектор и арсенал его искусства отчасти можно предугадать, что отличает зрелого мастера, делая его узнаваемым, не лишая при этом каждый последующий шаг особой интриги. И если вчера это был «Карфаген», что должен быть разрушен, то сегодня это «Цветочки». Здесь не понижение градуса в выбранной теме, здесь просто иная тема, а, быть может, иной ракурс во взгляде на предыдущую, что характерно для цепочки последовательностей авторской логики и его склонности к нескончаемому повествованию.


Итак «Цветочки». Не то, чтобы Батынков никогда не писал цветы, напротив, писал и делал это регулярно, как тайно, не для прессы, поступают многие его коллеги из топовых списков всевозможных арт-номинаций. Но именно сейчас, весь этот неформатный жанр откуда-то из небытия парадоксальным образом выходит на публику из области отчуждения, определённой неписанными законами современного искусства.
«Цветочки» Батынкова не из параллельной реальности. Автор здесь и пишет про «здесь и сейчас», не нарушая условностей привычного для современного искусства «дискурса», являя выразительнейшую провокацию. Его новое художественное высказывание традиционно наполнено чем-то иным, укоренённым в особой почве очень личных переживаний и позиций, что определяет характер предложенной им антитезы естественному контексту тревоги и апатии, превалирующему сегодня в культуре и социуме. Диссонируя с подобным настроем, Батынков вносит неожиданные мажорные интонации. Именно это становится доминантой и драйвером его новой серии.


При всей, казалось бы, традиционной живописности его новых произведений, странно описывать их сугубо живописные достоинства. При безусловной любви Батынкова к самому процессу живописи и добротной, с контролируемой экспрессией проработкой цветовых нюансов, речь не о скольжении по поверхности. Он пишет не цветы как таковые, Батынков пишет «цветочки». Это нечто особое, даже на уровне формулировки, это особый жанр восприятия тонких вибрациях нашего времени, его флюидов, унесённых ветром из космогоний Батынкова с дымами, кометами, подлодками и прочими паническими атаками. Всё это никуда не делось, и автор, как и прежде, сидит в мастерской, но на сей раз пишет цветочки в вазочках. Может это и к лучшему.

Александр Петровичев

Андрей Хрещатый «πρῶτος»

Полнота восприятия художественного высказывания не ограничивается считыванием внешней формы, игнорируя совокупность смыслов, внутренней подоплёки и мотивации авторского послания. Рассматривая произведение, небезынтересным окажется и сам автор как феномен, как действующее лицо единого целого, именуемого художественным процессом. Говоря об искусстве Андрея Хрещатого, не возможно не учитывать, что автор укоренён в традиции академического искусства и в силу персональной биографии, и в силу внутренних приоритетов в реализации художественных задач Искусство Андрея Хрещатого, искусство особого напряжения, дисциплины и внутреннего порядка, что естественно для художника, пребывающего в координатах академизма и свободно оперирующего её понятийным рядом. Однако в данном случае речь не о форме, с присущими ей атрибутами большого стиля. Речь о содержании, определяющем авторской программы, обозначенной лаконичным названием «Прото».


Префикс «прото» (πρῶτος) в переводе с греческого означает — изначальный, первобытный, предваряющий. Подобного рода обращение к величинам особого плана, к началу, к прототипу свойственны именно академизму как принципиальной составляющей европейской культурной традиции, её дискурса. Академизм естественным образом обращается к корневому, к первоосновам, к культу, очерчивая для себя параметры существования и охранительные рубежи, не выходя в пространства немыслимого, хаоса и распада.

Андрей Хрещатый в своей программе приближается к этому рубежу, находя допустимый компромисс, сопряжённый с иной содержательной установкой предопределённой современным пространством смыслов и диалогов, применяющим иной язык и акцентирующий уже не форму как таковую, а технологию и новую материальность. Используя синтетические материалы, на уровне своей концепции автор пребывает в состоянии «вне игры», соединяя постмодернисткую цитату, заимствованную из лексикона протоантичности с культом «новых технологий», синтезируя сложный в своём прочтении образ. Хрещатый в своём высказывании обнажает «швы» сопряжений разнородных систем, заглядывает вовне устоявшихся констант, в «запретные территории» имитации культа. Ему интересен процесс, в развитии которого, в парадигме игры, он «лепит» квази-цифровых трансформеров, моделируя «древний ужас» зооморфной архаики из «пикселей» синтетической материи.
Александр Петровичев

COSMOSCOW’21

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

в рамках COSMOSCOW’ 21
IX Международной ярмарки современного искусства

Стенд С-7
17 — 20 сентября 2021 года

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ

АНТОН ЧУМАК 

ЦВЗ МАНЕЖ, ул. Моховая, д.1

www.cosmoscow.com

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ

«ДРУГАЯ ЖИЗНЬ»

2003 – 2005

Часть культового проекта Константина Батынкова, впервые показанного в 2003 году и ставшего классикой его творчества. Автор обращается к пространству своего детства, «другой жизни» — фантазийной романтике советского заполярья, где повседневность соединяет обыденность с неизбежной героикой, понятной и близкой сыну полярного лётчика.

АНТОН ЧУМАК «ПОЛИГОН»

2019 – 2021

Проект «Полигон» — художественное проектирование архитектуры умозрительного пространства, сообразованного из множества конструкций, мембран, структур, молекулярных решёток, где автором нивелируется грань, отделяющая естественное от искусственного, человеческое сознание от цифрового программирования, биология от механики.

«Музей Гагарина»

Шестьдесят лет назад Гагарин разомкнул небо и на корабле “Восток-1” вышел в открытый космос. Планета узнала нового героя, история включила новый хронометраж, космос стал ближе, а землян, рожденных в апреле 61-го стали называть ”Юриями”.

Кристаллизация идеи состоялась. В непрерывном режиме началось освоение таинственного пространства, доселе хорошо известного лишь писателям фантастам, мечтателям космистам, учёным теоретикам и художникам авангардистам.

Антон Чумак «Взор», 2021

«Музей Гагарина» — это не экскурс в историю, подкреплённый дошедшими до нас артефактами из личной биографии.

«Музей Гагарина» — это история, пережившая документалистику газетных публикаций, сетевых викивидений и прочих сочинений на заданную тему.

«Музей Гагарина» — это реальность, перешедшая из категории абстрактной «достоверности» в категорию многосложной легенды, мифа и даже эпоса.

Полёт первого космонавта Земли стал реализацией той самой «сказки», которую огромная страна СССР, преодолев закон всемирного тяготения, сделала «былью». Всемирное тяготение осталось, но страна, едва восставшая из пепла этим тяготением учинённого, с уверенностью и любопытством разглядывала звёздное небо, где в «облаках её сын пролетает».

Константин Батынков, «Советский космос». 2021. бум., тушь, 30х40см

”Улетайте до самого солнца, и домой возвращайтесь скорей!” — пела всё та же страна и, вопреки апрельской ”слякоти”, умела мечтать, искренне радоваться, ей было чем и кем гордиться.

А космос был открытым, как была открыта непостижимая улыбка Гагарина, улыбка человека, соучастника Большого Проекта, устремленного к непонятной нам нынешним цели.

Космос Гагарина был реальным, начинался на Земле, в неповторимой поэтике её ландшафтов и выходил вовне, в пространство особого смысла.

«Музей Гагарина» — как раз об этом.

Александр Петровичев

08.04.21 – 09.05.21

Константин Батынков «Кремль» 11.06.2015-12.07.2015 в Крокин Галерее

39

Почему «Кремль»?

Наверное, время пришло. Всё остальное я уже нарисовал, и не раз. Я заметил, что за сорок лет, что я рисую, при этом живя в Москве, я ни разу не рисовал Кремль. За всё это время он мелькнул на моих работах максимум пару раз. Я даже помню эти работы. Я как-то интуитивно этого избегал, не отдавая себе отчёта. В чём причина, не знаю. Конечно, странно, скажем, живя в Париже и рисуя виды этого города, ни разу не изобразить Эйфелевой башню. Но вот сейчас, когда я всё ж таки попробовал нарисовать Кремль, то понял, что сделать это не просто.

4

Кремль стоит на возвышенности у реки, перспектива «съедается» мостами. Со стороны манежа он выглядит довольно не презентабельно с поздними пристройками. Да, есть парадный фасад с Москва-реки, с довольно низкой каменной стеной. Оказалось трудно его нарисовать, трудно найти точку, интересный ракурс.
В Европе, где были свои Кремли, они практически все разрушены. Их там не осталось. Они не вписывались в городскую среду. Тамошняя буржуазия видела в них символы власти, духовного центра, что определило их под снос. На месте Кремлей появились лавки, трамвайные пути, много чего появилось.

27У нас это всё чудом сохранилось. Вся эта символика места, его традиционное наполнение и религиозное, и властное, и архитектурное сохранилось. До этого я об этом не думал, но в процессе рисования это как-то само собой открылось. Я отношусь ко всему этому безоценочно. Но так оно и есть. Рисовал я всё это практически по памяти и воображению, но оказалось, что знаешь Кремль с его видами почти досконально, на уровне интуиции.

31

Интересно и то, что я не воспринимаю Кремль изнутри. Для меня Кремль — это всегда снаружи. Что там происходит внутри это тайна, мы этого не знаем. Это крепость посреди города, это сакральное место. Там царь, там царь-колокол, царь-пушка. Может поэтому, было так сложно подойти к этой теме, здесь всякие шутки и формализм не уместны. Да и шутить не хотелось.

От автора

Константин Батынков. Сын полка (живопись)


и
Государственный институт искусствознания

Крокин галерея совместно с НИИ Искусствознания представляет проект Константина Батынкова «Сын полка». Это серия крупноформатной графики, созданная автором в 2005 году и приуроченная к юбилею Победы в Великой Отечественной войне. Работы этого проекта показывались в Крокин галерее и в Государственном Русском Музее Санкт-Петербурга в 2014 году в рамках выставки «Актуальный рисунок», большая часть работ проекта будет показана в залах Российской Академии Художеств в Москве.
Отличительной особенностью данной экспозиции является количество представленных работ, что создаёт особую визуальную интонацию и раскрывает полноту образа, созданного автором.

Константин Батынков


СЫН ПОЛКА

/ живопись /

13.05.15 — 29.05.15

вернисаж 13 мая с 18.00

выставка работает: пн — пт, 11.00 — 18.00
(вход свободный)
выходные суббота, воскресенье

по адресу:
Государственный институт искусствознания
Москва, Козицкий переулок, 5 (ЗЕЛЁНЫЙ ЗАЛ)


Константин Батынков, биография, избранные работы

Крокин галерея совместно с НИИ Искусствознания представляет проект Константина Батынкова «Сын полка». Это серия крупноформатной графики, созданная автором в 2005 году и приуроченная к юбилею Победы в Великой Отечественной войне. Работы этого проекта показывались в Крокин галерее и в Государственном Русском Музее Санкт-Петербурга в 2014 году в рамках выставки «Актуальный рисунок», большая часть работ проекта будет показана в залах Российской Академии Художеств в Москве.
Отличительной особенностью данной экспозиции является количество представленных работ, что создаёт особую визуальную интонацию и раскрывает полноту образа, созданного автором.

 

О проекте СЫН ПОЛКА

От автора.
Я родился в 1959 году, то есть спустя четырнадцать лет после войны, шесть лет после смерти Сталина. Для поколения моего сына, это уже область ‘академических’ знаний, территория закрытая, для меня это была живая история, повседневность, бытовуха, если угодно. Я жил в коммуналке. Соседом был участковый милиционер, который на праздники всегда надевал боевые награды. Два мои деда тоже воевали. Тогда не было такого официоза и помпезности, люди были проще. Да и война была где-то рядом во времени. Она не была ещё прошлым, ещё не рассосалась.

Я не принадлежу к военному поколению, напрямую. И в тоже время, себя не отделяю от тех, кто реально воевал. Всё очень близко.

Всё, что я рисовал, да и рисую на тему Великой Отечественной войны, достаточно архетипично и понятно моему поколению. Это и ‘дорога жизни’, и ‘блокада Ленинграда’: В данном случае — ‘сын полка’. Это образ. Моё поколение выросло на книгах, написанных фронтовиками или, по крайней мере, современниками той войны. Здесь не только Катаев или Богомолов, здесь и Тарковский с ‘Ивановым детством’ и целая традиция книжной послевоенной иллюстрации. Вообще дети на войне, как тема в те далёкие годы была развита достаточно. Взять хотя бы пионеров-героев, чьи портреты висели во всех школах Советского Союза:

Я не впадал в разного рода фантазии и старался рисовать, то, о чём знал на уровне собственной генетической памяти, подпитанной и развитой рассказами очевидцев и участников. К тому же, художественных фильмов о войне тьма. Мы только их и смотрели. Но это были фильмы о настоящей войне, а не боевики. Это разные вещи. Я ловлю себя на мысли, сейчас много фильмов показывают — хронику, да и художественные, что сразу после войны вышли — они внятные и правдивые.

Сегодня так не снимают, не могут. Недавно проснулся в семь утра. Какой-то фильм о войне, старый, названия не помню. Смотрю, а у меня, честно, слёзы наворачиваются. Бегут в атаку моряки, снимают каски, одевают бескозырки. И вперёд со штыком. Сейчас это не понимается.

Трудно сказать, если бы сегодня искусство было как прежде официальным, как в советские годы, нарисовал бы я подобные работы? Наверное, всё равно бы нарисовал. Но в те годы материала было больше, и я никого бы не удивил. Думаю, что вообще никто и смотреть бы не пошёл.

Времена изменились, поэтому я воспринимаю свою серию ‘Сын полка’ как обращение к ‘светлому прошлому’, к «другой жизни». Это ностальгия по чему-то настоящему. Для меня это актуально, если хотите. Это моя позиция, это история моей страны, это моя история. Единственное, чего я боюсь это пафоса, я его не переношу. Боевики это пафос. Я имею своё представление о реализме и стараюсь его не терять.
Есть, безусловно, серьёзные темы, которые сами по себе определяют серьёзное отношение, скажем — родители, дети, история, любовь, та же война. Почему художник должен зацикливаться на иронии, своих комплексах, быть добровольным сумасшедшим? Можно, конечно, поиграть, пошутить, анекдоты порассказывать. Но это не должно переходить в тотальный стёб, нельзя этим заниматься постоянно и по любому поводу. У человека должно быть что-то святое.

Константин Батынков

 

выставка работает: пн — пт, 11.00 — 18.00
(вход свободный)
выходные суббота, воскресенье

по адресу:
Государственный институт искусствознания
Москва, Козицкий переулок, 5 (ЗЕЛЁНЫЙ ЗАЛ)

PROкосмос, фото экспозиции

…Выставка «PROКОСМОС» — это порядка шести десятков виниловых холстов крупноформатной акриловой живописи в излюбленном автором чёрно-белом решении, что сообразуется с чёрно-белым кинематографом «глухонемого» прошлого, «вышедшим в космос» за многие годы до его реального освоения. И то и другое про космос, про свой космос, про своё уникальное представление о нём, представление, где граница между реальностью и фантазией практически не считывается. При этом, всё по честному, как в жизни, но опять же в «другой жизни», очень напоминающей детство, из которого настоящему художнику порой не выбраться…

Планетарий Москвы

Константин Батынков

PROКОСМОС

/ живопись /

12.02.15 — 12.04.15 

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Московский Планетарий: ул. Садовая-Кудринская, 5 стр. 1

часы работы: с 10.00 до 21.00, выходной — вторник

тел. (495) 221-7690

Константин Батынков, биография, избранные работы

Клоуны. Новый групповой проект в галерее

 «…Три художника — Константин Батынков, Андрей Климак и Владимир Мишуков — три сольных партии в небольшом художественном проекте о самом загадочном персонаже шоу под названием жизнь…»

Крокин галерея представляет:

Константин Батынков, Андрей Климак, Владимир Мишуков


КЛОУНЫ

/ живопись, фото /

09.02.15 — 08.03.15

вернисаж 9 февраля с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Константин Батынков PROКОСМОС в Планетарии Москвы

…Батынков давно и хорошо известен, давно известно и любимо его искусство, и оно уже многие годы действительно говорит о главном, о наболевшем, о масштабном. Именно в этом формате он раскрывается в полноте и способен на многое, как в количественном, так и качественном плане. Его стахановская работоспособность не легенда, здесь есть реальное основание, реальный труд и реальный талант. 

То, что Батынков делает, всегда о жизни. Но это «другая жизнь». Настоящая. Сын полярного лётчика, родившийся в Севастополе, может ли «петь» о чём-то ином, ненастоящем?

Планетарий Москвы

Константин Батынков

PROКОСМОС

/ живопись /

12.02.15 — 12.04.15 

вернисаж 11 февраля с 18.00

Московский Планетарий: ул. Садовая-Кудринская, 5 стр. 1

часы работы: с 10.00 до 21.00, выходной — вторник

тел. (495) 221-7690

Константин Батынков, биография, избранные работы

Заполярье, сотни подлодок, мириады вертолётов, вулканы, катастрофы, иные миры, парады планет, космодромы:Сплошная нескончаемая романтика. Формат для него обычный.

Выставка «PROКОСМОС» в Московском Планетарии того же формата и вполне сопоставима со знаковостью как самого места показа, так и с его устремлением. Это своеобразная диорама космоса, того космоса, что уже многие годы живёт в его мастерской, настроении, не по возрасту детской фантазии.

Выставка «PROКОСМОС» — это порядка шести десятков виниловых холстов крупноформатной акриловой живописи в излюбленном автором чёрно-белом решении, что сообразуется с чёрно-белым кинематографом «глухонемого» прошлого, «вышедшим в космос» за многие годы до его реального освоения. И то и другое про космос, про свой космос, про своё уникальное представление о нём, представление, где граница между реальностью и фантазией практически не считывается.

При этом, всё по честному, как в жизни, но опять же в «другой жизни», очень напоминающей детство, из которого настоящему художнику порой не выбраться. Оно перманентно присутствует  где-то там, в глубине его сознания, оно определяет его подход к реальности, её восприятие. Оно выстраивает в особые ряды планеты, валит с неба кометы, крушит астероиды, пугает назойливыми пришельцами:

Это выставка PROКОСМОС.


Фрагмент интервью с автором:

…Ещё вначале 90-х я купил шикарный альбом про космос для детей, переведённый с «американского» языка. В нём на предпоследней странице была маленькая заметка и фотография Гагарина. Обидело. В космосе мы как были первыми, так ими остались. Не кино про гуманоидов, а вполне конкретные железяки, которые делались и делаются на наших закрытых военных заводах. Это и есть русский космос.

Чаще всего, когда я думаю о космосе, у меня возникает в голове картинка, — шарик, несущийся в пустоте, а на нём ползают муравьи-человечки и пытаются что-то из себя изобразить, но неожиданно из космоса прилетает булыжник. Далее возможны варианты.

Космос ведь совершенно не изучен и не понятен. Стоит нам что-нибудь туда отправить чуть дальше возможного, сразу всё ломается, и обломки сгорают в плотных слоях атмосферы. Все эти зонды на Марс замолкают, кто бы их ни запускал. Смотрим фотографии из космоса, но остаётся принимать их только на веру.

Я, например, в детстве космонавтом быть не хотел. Это просто не реально себе представить. В детстве я играл в «войнушку». Там немцы, тут мы, партизаны. Здесь было всё ясно. Для воображения себя космонавтом не было какой-то конкретики.

Фильмы про космос стали появляться, как только туда стали что-то запускать или туда летать. До этого было что-то странное. Типа «Аэлиты». Фильмы-то были, но их было не много. В основном, документальные, научпоп такой. Был хороший фильм «Планета бурь». В основном бум, по крайней мере в Советском Союзе на художественные фильмы начался в середине 70-х.

В Планетарий тогдашний я ходил нечасто, но очень любил ракету на ВДНХ недалеко от павильона «Космос». Там рядом с ней был фонтанчик, и мы с мальчишками клеили пластилин к палкам и доставали со дна монетки на мороженое. Это была реальность, для меня ребёнка более осязаемая что-ли. Отсюда и впечатление. Когда тебе фингал поставят, это впечатляет, когда ты лежишь в Крыму и смотришь на звёзды, тоже впечатляет. Мало того, в 60-ые такого смога над Москвой не было и звёзды в безоблачное время были видны. Тогда это было чем-то естественным.

Реальный космос, конечно, завораживает, но он далек. Мы живём земными переживаниями, нам понятными. Вот и приходится сочинять то, о чём только слышал, читал или видел на картинках.
Вот и насочинял ProКосмос.

Константин Батынков

Московский Планетарий: ул. Садовая-Кудринская, 5 стр. 1
часы работы: с 10.00 до 21.00, выходной — вторник

тел. (495) 221-7690

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑