Константин Батынков. Сын полка (живопись)


и
Государственный институт искусствознания

Крокин галерея совместно с НИИ Искусствознания представляет проект Константина Батынкова «Сын полка». Это серия крупноформатной графики, созданная автором в 2005 году и приуроченная к юбилею Победы в Великой Отечественной войне. Работы этого проекта показывались в Крокин галерее и в Государственном Русском Музее Санкт-Петербурга в 2014 году в рамках выставки «Актуальный рисунок», большая часть работ проекта будет показана в залах Российской Академии Художеств в Москве.
Отличительной особенностью данной экспозиции является количество представленных работ, что создаёт особую визуальную интонацию и раскрывает полноту образа, созданного автором.

Константин Батынков


СЫН ПОЛКА

/ живопись /

13.05.15 — 29.05.15

вернисаж 13 мая с 18.00

выставка работает: пн — пт, 11.00 — 18.00
(вход свободный)
выходные суббота, воскресенье

по адресу:
Государственный институт искусствознания
Москва, Козицкий переулок, 5 (ЗЕЛЁНЫЙ ЗАЛ)


Константин Батынков, биография, избранные работы

Крокин галерея совместно с НИИ Искусствознания представляет проект Константина Батынкова «Сын полка». Это серия крупноформатной графики, созданная автором в 2005 году и приуроченная к юбилею Победы в Великой Отечественной войне. Работы этого проекта показывались в Крокин галерее и в Государственном Русском Музее Санкт-Петербурга в 2014 году в рамках выставки «Актуальный рисунок», большая часть работ проекта будет показана в залах Российской Академии Художеств в Москве.
Отличительной особенностью данной экспозиции является количество представленных работ, что создаёт особую визуальную интонацию и раскрывает полноту образа, созданного автором.

 

О проекте СЫН ПОЛКА

От автора.
Я родился в 1959 году, то есть спустя четырнадцать лет после войны, шесть лет после смерти Сталина. Для поколения моего сына, это уже область ‘академических’ знаний, территория закрытая, для меня это была живая история, повседневность, бытовуха, если угодно. Я жил в коммуналке. Соседом был участковый милиционер, который на праздники всегда надевал боевые награды. Два мои деда тоже воевали. Тогда не было такого официоза и помпезности, люди были проще. Да и война была где-то рядом во времени. Она не была ещё прошлым, ещё не рассосалась.

Я не принадлежу к военному поколению, напрямую. И в тоже время, себя не отделяю от тех, кто реально воевал. Всё очень близко.

Всё, что я рисовал, да и рисую на тему Великой Отечественной войны, достаточно архетипично и понятно моему поколению. Это и ‘дорога жизни’, и ‘блокада Ленинграда’: В данном случае — ‘сын полка’. Это образ. Моё поколение выросло на книгах, написанных фронтовиками или, по крайней мере, современниками той войны. Здесь не только Катаев или Богомолов, здесь и Тарковский с ‘Ивановым детством’ и целая традиция книжной послевоенной иллюстрации. Вообще дети на войне, как тема в те далёкие годы была развита достаточно. Взять хотя бы пионеров-героев, чьи портреты висели во всех школах Советского Союза:

Я не впадал в разного рода фантазии и старался рисовать, то, о чём знал на уровне собственной генетической памяти, подпитанной и развитой рассказами очевидцев и участников. К тому же, художественных фильмов о войне тьма. Мы только их и смотрели. Но это были фильмы о настоящей войне, а не боевики. Это разные вещи. Я ловлю себя на мысли, сейчас много фильмов показывают — хронику, да и художественные, что сразу после войны вышли — они внятные и правдивые.

Сегодня так не снимают, не могут. Недавно проснулся в семь утра. Какой-то фильм о войне, старый, названия не помню. Смотрю, а у меня, честно, слёзы наворачиваются. Бегут в атаку моряки, снимают каски, одевают бескозырки. И вперёд со штыком. Сейчас это не понимается.

Трудно сказать, если бы сегодня искусство было как прежде официальным, как в советские годы, нарисовал бы я подобные работы? Наверное, всё равно бы нарисовал. Но в те годы материала было больше, и я никого бы не удивил. Думаю, что вообще никто и смотреть бы не пошёл.

Времена изменились, поэтому я воспринимаю свою серию ‘Сын полка’ как обращение к ‘светлому прошлому’, к «другой жизни». Это ностальгия по чему-то настоящему. Для меня это актуально, если хотите. Это моя позиция, это история моей страны, это моя история. Единственное, чего я боюсь это пафоса, я его не переношу. Боевики это пафос. Я имею своё представление о реализме и стараюсь его не терять.
Есть, безусловно, серьёзные темы, которые сами по себе определяют серьёзное отношение, скажем — родители, дети, история, любовь, та же война. Почему художник должен зацикливаться на иронии, своих комплексах, быть добровольным сумасшедшим? Можно, конечно, поиграть, пошутить, анекдоты порассказывать. Но это не должно переходить в тотальный стёб, нельзя этим заниматься постоянно и по любому поводу. У человека должно быть что-то святое.

Константин Батынков

 

выставка работает: пн — пт, 11.00 — 18.00
(вход свободный)
выходные суббота, воскресенье

по адресу:
Государственный институт искусствознания
Москва, Козицкий переулок, 5 (ЗЕЛЁНЫЙ ЗАЛ)

Александр Джикия. Махание зайцем

…В 1979-85 гг, я учился в МАрхИ, где и начал рисовать и выставлять свои «картинки». Здесь будут показаны работы, пролежавшие в папке 30 лет. Избранные работы того периода, переведённые в технику фотограмм вошли в книгу «Общее дело» (стихи Андрея Туркина и рисунки Александра Джикии), которая была опубликована издательством ИМА ПРЕСС в 1991 году и переиздана в 2015-м. Выставка посвящается светлой памяти моих друзей Андрея Туркина и Павла Сидорова»

Крокин галерея представляет:

Александр Джикия


МАХАНИЕ ЗАЙЦЕМ

/ работы 1980-х гг. /

06.05.15 — 07.06.15

вернисаж 6 мая с 18.00

Александр Джикия, биография, избранные работы

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Франциско Инфанте и Нонна Горюнова. Метафоры мгновений

Последняя серия артефактов, созданных Нонной и Франциско Инфанте и относящихся к циклу «Метафоры мгновений», подтверждает простую, но тревожащую истину, а именно, что видимое есть лишь отражение, тень невидимого (если перефразировать слова поэта и философа Владимира Соловьева). Другими словами, «действительный» мир где-то в другом месте, по другую сторону, там. Моменты узнавания дразнящих следов картин природы за ширмой мерцающих фрагментов внушают нам, что «действительность», меж тем, находится; не внутри завесы артефакта, и не в природном ландшафте деревьев или воды, но между ними…

Крокин галерея представляет:

Франциско Инфанте & Нонна Горюнова


МЕТАФОРЫ МГНОВЕНИЙ

/ артефакты /

02.04.15 — 03.05.15

вернисаж 2 апреля с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Франциско Инфанте, биография, избранные работы
Нонна Горюнова, биография, избранные работы

Последняя серия артефактов, созданных Нонной и Франциско Инфанте и относящихся к циклу «Метафоры мгновений», подтверждает простую, но тревожащую истину, а именно, что видимое есть лишь отражение, тень невидимого (если перефразировать слова поэта и философа Владимира Соловьева). Другими словами, «действительный» мир где-то в другом месте, по другую сторону, там. Моменты узнавания дразнящих следов картин природы за ширмой мерцающих фрагментов внушают нам, что «действительность», меж тем, находится; не внутри завесы артефакта, и не в природном ландшафте деревьев или воды, но между ними.

То есть ее единственным пристанищем является разрыв между внешним ‘видимым’ и внутренним ‘невидимым’, своего рода, лимб между «здесь» и «там». Таким образом, работы Инфанте выявляют пространство перехода и тишину промежутка, пограничную зону, в которой, пусть и на мгновение, контуры размываются, свет рассеивается, а время останавливается.

Чувственный эффект в результате вдвойне убедителен — и, поскольку этот промежуток дает ощущение остановки, вместе с тем, приводя в замешательство, и, поскольку кинетическое напряжение между пеленой и тем, что она скрывает, не дает зрителю возможности задержать взгляд, заставляя его двигаться вперед или назад.

В известном смысле, суть стратегии артефактов становится театральной, ибо авторы «декорируют» сценарий окружающей среды движущимися ширмами, яркими цветами и таинственными занавесями, которые искажают, или, скорее, перекалибруют поля, леса и горизонты, находящиеся за ними. В результате возникает воображаемая композиция или, скорее, пере-композиция, которая привлекает и вовлекает зрителя. В то же время, как в театральном представлении, разворачивающимся на сцене между зрителем и задником, «Метафоры мгновений» предполагают, что длинные ленты между партером и задником сцены, промежуток — момент — вполне могут быть виртуальным, если не подлинным отражением «реальности», но переменчивым по форме, мимолетным во времени, текучим в пространстве.

Подобно некой абстрактной нимфе Лорелее, ‘Метафоры мгновений’, тем самым, и завораживают ласкающими слух ритмами, и, вместе с тем, освобождают от чар своим утверждением, что невидимое, сделавшееся видимым, суть лишь тень и отражение.

Чем дальше, тем артефакты Инфанте становятся все менее материальными — «Мгновения метаморфозы» разворачиваются теперь в цветную паутину, на вид плотную, но, в действительности, эфемерную. Это состояние зрительного восприятия, в котором человеческому глазу сложно сфокусироваться. Но это также и состояние, утверждающее глубинный, метафорический смысл произведения искусства, вновь указывающее нам на изменчивость реальности, будто бы зависшей между миром физическим и духовным.

Джон Э. Боулт и Николетта Мислер
перевод с англ. К. Дудакова-Кашуро

Кирилл Александров. Переговорное устройство

Диалог — это всегда всматривание в оппонента. Но видим мы в нем только свое отражение, то есть самого себя. Мы приписываем перевернутому, как в зеркале отображению нашу психологию, наш образ мыслей, наши предпочтения и: наше нежелание понимать собеседника.

Крокин галерея представляет:

Кирилл Александров


ПЕРЕГОВОРНОЕ УСТРОЙСТВО

/ живопись, фото /

11.03.15 — 29.03.15

вернисаж 11 марта с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Кирилл Александров, биография, избранные работы

Диалог — это всегда всматривание в оппонента. Но видим мы в нем только свое отражение, то есть самого себя. Мы приписываем перевернутому, как в зеркале отображению нашу психологию, наш образ мыслей, наши предпочтения и: наше нежелание понимать собеседника.

И в то же время, всегда остается страх увидеть себя в этом зеркале чужого отражения со всем, казалось бы, потаённым багажом собственных желаний, стремлений, грехов, в конце концов: Отсюда возмущение и протест, когда всё это вдруг обрушиваются на самого себя. И ты уже не в силах понять, где ты, а где отображение. И успокаиваешься лишь тем, что это только игра искривлённого зеркала, это только иллюзия…

«Переговорное устройство» — это попытка освобождения диалога от языковой формы. Два зеркала, стоящие друг напротив друга, то приходят в движение, то останавливаются и, вибрируя с разной амплитудой — «ведут диалог». Происходит эмоциональное драматическое действие — от тихого шёпота до страстных всплесков. Многократно отражаясь друг в друге, между ними возникает мистический коридор бесконечных отражений. Но этот коридор мнимый, никуда не ведущее иллюзорное пространство.

Кирилл Александров

Клоуны. Новый групповой проект в галерее

 «…Три художника — Константин Батынков, Андрей Климак и Владимир Мишуков — три сольных партии в небольшом художественном проекте о самом загадочном персонаже шоу под названием жизнь…»

Крокин галерея представляет:

Константин Батынков, Андрей Климак, Владимир Мишуков


КЛОУНЫ

/ живопись, фото /

09.02.15 — 08.03.15

вернисаж 9 февраля с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Завораживающий фотопроект Светланы Конеген

 «…Я родилась в Санкт-Петербурге, точнее тогда еще Ленинграде, городе на воде, городе-фантоме, призраке. Он, как и Венеция, которую я узнала и полюбила много позже, лежит на перекрестке двух стихий, воздушной и водной. Он, как и Венеция, обладает волшебным, магическим обаянием, умеет завораживать, влюблять в себя, как умеет и безжалостно разбивать человеческие судьбы. Он всесилен и самодостаточен…»

Крокин галерея и Galerie L’aleatoire представляют:

Светлана Конеген


ВЕНЕЦИЯ — САНКТ-ПЕТЕРБУРГ.
МЕЖДУ ХАОСОМ И ВЕЧНОСТЬЮ

/ фото /

31.01.15 — 06.02.15

вернисаж 31 января с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

…Петербург, он, как и Венеция, лежит на перекрестке двух миров — «этого», живого и настоящего, подчиненного всем разрушающим законам хаоса, и ‘того’, вечного, над которым земной хаос уже не властен. Он — чистилище, которое предстоит пройти каждому из нас прежде, чем окончательно раствориться в вечности. Но и в этой своей странной, магической роли он тоже — брат-близнец Венеции. Для меня эти два города — отражения друг друга. Для меня каждый из них — повод заглянуть туда, к чему мы готовимся всю жизнь, к чему всей душою стремимся и чего так отчаянно, безотчетно боимся, к небытию, к вечности, к истокам…

Светлана Конеген

 

Выставки. 2015

17.12-10.01 «ИГРУШКА» (живопись, графика, объекты, фотография, видео)

11.11-13.12 «РУССКАЯ КРЕПОСТЬ» (графика, объекты). Владимир Наседкин

01.10-08.11 «ПО СЛЕДАМ ГИПЕРЧЕЛОВЕКА» (графика, объекты). Алексей Политов &  Марина Белова

02.09-27.09 «БЕРЛИН-BERLIN» (живопись, скульптура). Владимир Анзельм

16.07-21.08 «PROСВЕТ» (групповой проект)

10.06-12.07 «КРЕМЛЬ» (живопись). Константин Батынков

27.05-12.07 «ПОБЕДА КАК НОВЫЙ ЭПОС» (групповой проект)

13.05-29.05 «СЫН ПОЛКА» (живопись). Константин Батынков

06.05-07.06 «МАХАНИЕ ЗАЙЦЕМ» (работы 1980-х гг.). Александр Джикия

02.04-03.05 «МЕТАФОРЫ МГНОВЕНИЙ» (артефакты). Франциско Инфанте и Нонна Горюнова

11.03-29.03 «ПЕРЕГОВОРНОЕ УСТРОЙСТВО» (инсталляции). Кирилл Александров

11.02-12.04 «PROкосмос» (живопись). Константин Батынков (в пространстве Планетария Москвы)

09.02-08.03 «КЛОУНЫ» (живопись, фото). Константин Батынков, Андрей Климак и Владимир Мишуков

31.01-06.02 «ВЕНЕЦИЯ — САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. МЕЖДУ ХАОСОМ И ВЕЧНОСТЬЮ» (фото). Светлана Конеген

09.01-27.01 «РЕЛЬЕФЫ» (объекты). Сергей и Татьяна Костриковы

Сергей и Татьяна Костриковы. Рельефы

…»РЕЛЬЕФЫ» — так озаглавлен новый проект Сергея и Татьяны Костриковых, продолжающих работать со ставшим для них знаковым материалом, в полной мере иллюстрирующим зыбкость бытия и эфемерность искусства. Авторы как и прежде обращены к архетипичной форме. Если ранее это было яйцо или голова Афродиты, то на сей раз, предлагается серия из десяти рельефов-розеток, стилизованных под Ампир. Авторы продолжают свою программную игру, построенную на антитезе конструкция-деконструкция, строение и распад, игру, обращённую к социо-культурным архетипам и представлениям.

В данном случае традиционную постмодернисткую цитату, сдобренную элементом поп-арта, дополняет присутствие световой начинки. Именно она моделирует то, что понимается под «драматургией» произведения, создаёт визуальное напряжение, имитирующее распад формы, разрушение видимой оболочки изнутри, реконструируя привычную для авторов метафору распада устойчивых величин человеческой цивилизации, мнимости её прогресса…

Сергей и Татьяна Костриковы


РЕЛЬЕФЫ

/ объекты /

09.01.15 — 27.01.15

вернисаж 9 января с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Сергей и Татьяна Костриковы, биография, избранные работы

Фрагмент интервью с авторами:

«Нас двигало естественное желание для художника — двигаться дальше. Попутно найти новую форму, а с нею и новое содержание. Это ведь единый процесс. Мы, как и в предыдущие разы обратились к чему-то узнаваемому, встроенному в культурный контекст. При безусловной пользе — смотреть под ноги, иногда взглядом упирались в потолок и обнаруживали там нечто изрядно запылённое, замазанное, заштукатуренное, но изначально прекрасное и даже возвышенное, когда-то несущее свет, по крайней мере, его преломляющее.


Нас привлекли потолочные рельефы розеток, элементы архитектурного «излишества» времён Ампира. Вообще основное значение «розы», её функция заключалась в декорировке светильника, какой-нибудь люстры Нам захотелось, минуя эту несуществующую люстру выделить эту самую «розу» потолочного рельефа. Очень часто, особенно в загородных полуразрушенных строениях этих люстр давно нет. Остался лишь крюк и «роза», плотно замазанная масленой краской, под слоями которой столько археологии. Но лучше её не трогать. Иначе жизнь этой «розы» оборвётся вместе с кусками бутафории, имитирующей неведомые нам благородные материалы. Это применялось и в сталинских постройках. Нам эта бутафория из папье-маше симпатична. Это близкая нам эстетика, точнее этот мотив деконструкции. Всё это было и в наших «игрушках», и в античной «Афродите», и в «яйцах». Голова «богини» разрушена, игрушки разбиты. Vanitas такой получается. Новшеством в данном случае является свет, проступающий сквозь материю, то ли её разрушающий, то ли преодолевающий:

Искусство очень часто лишь озадачивает. Жизнь коротка и, как оказалось, искусство тоже:»
С Новым годом!


В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Сергей Шутов. Всё украдено до нас

…Цитата «Всё украдено до нас» из хрестоматийной «Операции «Ы», ставшая названием выставки имеет, по мнению автора, двоякий смысл. Это и выразительный «тупик» постмодернизма и здоровая, реакция самого художника на анекдотичность ситуации, его желание вырваться из замкнутого круга и создать нечто… принципиально новое!

Сергей Шутов


ВСЁ УКРАДЕНО ДО НАС

/ живопись /

03.12.14 — 24.12.14

вернисаж 3 декабря с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Сергей Шутов, биография, избранные работы

Фрагмент интервью с Сергеем Шутовым:

‘Меня с неких пор занимает идея ‘вторичности’, осмысленной и неосмысленной, истории заимствований и цитирований. И даже не столько цитирования, сколько иной более сложной, почти этической проблемы. Может ли художник брать нечто из работы своего или своих предшественников, а иногда брать достаточно прилично, чтобы потом, по сути, продлить жизнь ‘позаимствованного’ произведения. И чьё оно, это произведение? В конце концов кто его автор?


С другой стороны, художник обнаруживает ‘свои’, как ему кажется ‘свои’ идеи в существующем мире, притом не только в мире искусства. Опять возникает пресловутый вопрос об авторстве. Это касается не только формы, содержания, но и метода. Взять, к примеру, приём написания текста на картине. С кого всё это началось, кто развил, кто обогатил, кто обогатился? Но этим занимаются ведь очень давно и многие… Понятно, о чём я?

Другой пример. В одном из ещё византийских храмов в нынешнем Стамбуле я был просто поражён древневизантийской живописью. В частности, как тогдашние мастера решали складки одежд, хитонов. Я очень люблю Ларионова и его ‘Лучизм’: И здесь, глядя на эти древние умопомрачительные фрески, понимаешь, откуда всё взялось. Не всё конечно, но многое: Наши футуристы всё это видели на наших же иконах. Это общеизвестно. И вот я делаю работу, в которой просматривается почти абстрактный ларионовский лучизм и элементы решения складок на хитоне древневизантийского живописца.

То, что в результате видит зритель, это моя новая работа, созданная вот сейчас. Но я понимаю, что эта работа не самостоятельная. В данном случае я это делаю сознательно, как концептуальный ход. И если постмодернизм, как явление искусства себя исчерпал, то некоторые его методы по-прежнему работают. Но эти же принципы жили ещё и до постмодернизма. Жили и живут как инструмент.

Напряжение от отсутствия новых идей существует очень давно. Я всегда настаивал на том, что лучше очень маленький-прималенький, но личный, только свой шажок вперёд, чем всё это бесконечное цитирование или заимствование. Для меня искусство обретает смысл, когда оно предлагает что-то новое. Кстати, эта идея тоже ненова! При всём том, цитат у меня тоже полно. Поэтому возникает сетование о безусловном включении в этот поток преемственности культурных систем, традиций. Частью которых является и постмодернизм, усомнившийся в возможности создания чего-либо нового. Это звучит очень постмодернистки: ‘Всё украдено до нас’. Нам осталось лишь цитировать. Куда от этого деться? Замкнутый круг получается.

Нынешняя выставка художника Шутова, кстати, тоже использует в своём названии фразу, ‘украденную’ из советской киноклассики. Но это всё имеет отношение к нашей реальности. Как преодолеть всё это мне не известно. Может на Таити уехать? Гоген ведь уехал на острова гонимый теми же идеями. В поисках чего-то аутентичного. Чем всё это закончилось, всем известно. Взять ту же древнекитайскую традицию фарфора. Всё это выглядит абсолютно современно, потому что европейские художники давно и упорно заимствовали оттуда очень много и регулярно. Опять понимаешь, глядя на современные инновации, откуда всё берётся. Всё украдено до нас! Что же делать, если всё уже было и всё уже есть? Это сетование о самом себе. Но мои маленькие серебряные амбиции мне назойливо твердят, что надо делать своё, а не упираться раз за разом в постмодернистскую парадигму’.


В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑