Андрей Хрещатый «πρῶτος»

Полнота восприятия художественного высказывания не ограничивается считыванием внешней формы, игнорируя совокупность смыслов, внутренней подоплёки и мотивации авторского послания. Рассматривая произведение, небезынтересным окажется и сам автор как феномен, как действующее лицо единого целого, именуемого художественным процессом. Говоря об искусстве Андрея Хрещатого, не возможно не учитывать, что автор укоренён в традиции академического искусства и в силу персональной биографии, и в силу внутренних приоритетов в реализации художественных задач Искусство Андрея Хрещатого, искусство особого напряжения, дисциплины и внутреннего порядка, что естественно для художника, пребывающего в координатах академизма и свободно оперирующего её понятийным рядом. Однако в данном случае речь не о форме, с присущими ей атрибутами большого стиля. Речь о содержании, определяющем авторской программы, обозначенной лаконичным названием «Прото».


Префикс «прото» (πρῶτος) в переводе с греческого означает — изначальный, первобытный, предваряющий. Подобного рода обращение к величинам особого плана, к началу, к прототипу свойственны именно академизму как принципиальной составляющей европейской культурной традиции, её дискурса. Академизм естественным образом обращается к корневому, к первоосновам, к культу, очерчивая для себя параметры существования и охранительные рубежи, не выходя в пространства немыслимого, хаоса и распада.

Андрей Хрещатый в своей программе приближается к этому рубежу, находя допустимый компромисс, сопряжённый с иной содержательной установкой предопределённой современным пространством смыслов и диалогов, применяющим иной язык и акцентирующий уже не форму как таковую, а технологию и новую материальность. Используя синтетические материалы, на уровне своей концепции автор пребывает в состоянии «вне игры», соединяя постмодернисткую цитату, заимствованную из лексикона протоантичности с культом «новых технологий», синтезируя сложный в своём прочтении образ. Хрещатый в своём высказывании обнажает «швы» сопряжений разнородных систем, заглядывает вовне устоявшихся констант, в «запретные территории» имитации культа. Ему интересен процесс, в развитии которого, в парадигме игры, он «лепит» квази-цифровых трансформеров, моделируя «древний ужас» зооморфной архаики из «пикселей» синтетической материи.
Александр Петровичев

Александр Мареев/Лим «Луч Луны»

27.10.-28.11.21

Александр Мареев (Лим) — одно из знаковых и загадочных явлений в искусстве 90-х. «Когда все часы ушли в сторону», а происходящее в социуме не поддавалось логическому осмыслению, культура ответила парадоксами и своеобразием в стереотипе поведения. Но далеко не каждый парадокс из богемы оставил после себя уникальный, только ему присущий след в искусстве.

Мареев, пребывающий в те дни в самом «центре циклона», и сегодня остаётся абсолютно своим среди художников, чьё искусство стало уже классикой. Его последняя персональная выставка «Синяя кошка» состоялась в 98-м году в Крокин галерее. Несколько десятков акварелей и рисунков кистью, по авторскому определению, являли «обилие новорожденных стилевых форм, несущих в себе особые привкусы и доминанты». Пресса на эти «доминанты» отреагировала так же молниеносно, как молниеносно с радаров многочисленных поклонников искусства Мареева неожиданно исчезает сам автор, превратившись то ли в эхо, то ли в призрак из арсенала его психоделических образов. Все знали, что он жив, что продолжает рисовать, но где он, не знал никто. Навигация его перемещений была недоступна, телефон молчал.

Спустя двадцать с лишним лет, Мареев неожиданно выходит из умозрительного «затвора». Замкнутый на себе и своих образах, он продолжает однажды прерванный диалог, раскрывая то, что возникло в сокровенные годы таинственной паузы.

Стилистика его произведений меняется, но сохраняется присущая Марееву особая эстетика, — сложный эликсир куртуазного жеста и чего-то очень личного, не поддающегося какой-либо идентификации, почти экзистенциального, обитающего «на грани». От ставших уже классикой каллиграфических «комариков» и «рыцарей» Мареев отходит и начинает активнее работать с натурой, чередуя походы на пленэр с фиксацией умозрительных видений несущих в себе отголоски диковинной традиции генетически близкого художнику корейского искусства. Лим — вторая часть его фамилии, в переводе с корейского означающая «золото, свет, сияние» приоткрывает многосложную природу его творчества и объясняет условное название этой выставки.

Обозначив свой метод как «независимый реализм», Мареев (Лим) подчёркивает свою отстранённость от сегодняшнего искусства, да и вообще от сегодняшнего, присутствующего исключительно в небольших пейзажах с натуры.

Его нездешнее искусство — многосложные «иероглифы», наделённые собственным смыслом и качеством искусного изложения, варьирующего изысканную каллиграфию с чем-то экстремальным. «Это поиск не терминологии, а формы» — полагает художник, заостряясь на «точности движения и индивидуальности».

Александр Петровичев

Кирилл Рубцов «Зрители»

Диорама нескончаемых лиц, глаз и сдержанной мимики тысячи персонажей создаёт эффект чего-то нескончаемого и тотального, наполняя пространство нового замысла Кирилла Рубцова особой динамикой и сложной фокусировкой.


Рубцов – художник «короткометражных» историй, близких к комиксам, в данном случае уходит от излюбленного жанра и моделирует нечто новое, включая выставочное пространство в единое содержание своего сценария и завязывая в визуальный диалог, наблюдающих друг за другом зрителя и произведение. Здесь зритель из категории пассивной превращается в свою противоположность, в категорию особого, иногда повышенного интереса и внимания со стороны… произведения.


Столь модная сегодня манипуляция смыслов и перемена полюсов находит свои аналогии в феномене перевёрнутого сознания, где неумолимо стирается грань не только между верхом и низом, зрителем и актёром, но и между человеком и роботом, наделённым искусственным интеллектом. «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью», — поют роботы и созерцают нечто, происходящее на неведомом экране, пребывающим за кадром перевёрнутого сознания-сценария, отображающим наши телодвижения. Это «Пещера» Платона 2.0, но только тени в данном случае отбрасываем мы.


Некогда придуманные Рубцовым «роботы», лишенные антропоморфности голливудской матрицы и обнаруживающие свои прототипы в персонажах советских мультфильмов и научно-фантастических журналов того же исторического периода, адаптирует постсоветское сознание к новым неожиданным для него формам и содержаниям. Плотной массой, плечом к плечу, ряд за рядом, «роботы» заполняют пространство зрительного зала, следя за происходящим на сцене новой реальности, но реальности с уже негарантированным хеппи эндом.

Александр Петровичев

COSMOSCOW’21

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

в рамках COSMOSCOW’ 21
IX Международной ярмарки современного искусства

Стенд С-7
17 — 20 сентября 2021 года

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ

АНТОН ЧУМАК 

ЦВЗ МАНЕЖ, ул. Моховая, д.1

www.cosmoscow.com

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ

«ДРУГАЯ ЖИЗНЬ»

2003 – 2005

Часть культового проекта Константина Батынкова, впервые показанного в 2003 году и ставшего классикой его творчества. Автор обращается к пространству своего детства, «другой жизни» — фантазийной романтике советского заполярья, где повседневность соединяет обыденность с неизбежной героикой, понятной и близкой сыну полярного лётчика.

АНТОН ЧУМАК «ПОЛИГОН»

2019 – 2021

Проект «Полигон» — художественное проектирование архитектуры умозрительного пространства, сообразованного из множества конструкций, мембран, структур, молекулярных решёток, где автором нивелируется грань, отделяющая естественное от искусственного, человеческое сознание от цифрового программирования, биология от механики.

Выставка Владимира Анзельма «Бесконечная история»

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ
представляет
ВЛАДИМИР АНЗЕЛЬМ
«БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ»

26 ЯНВАРЯ — 25 ФЕВРАЛЯ 2018

В.Анзельм. Бесконечная История. 2017
Новая выставка Владимира Анзельма, художника осваивающего два культурно-исторических пространства – России и Германии в технике крупноформатной живописи представляет знаковые для европейского искусства образцы Классицизма.
Именно Классицизм оказывается смысловой доминантой выставки, и раскрывается как архетип и непременный спутник преодоления мировых катастроф, войн и революций, как антитеза хаоса.
Автор, в парадигме постмодернистской цитаты апеллирует к образцам европейской классики начала XIX века — «Марсельезе» Рюда, идеализирующей французскую революцию, «Виктории» Рауха, возвеличивающей становление Пруссии и хрестоматии советского классицизма Шадра, Мухиной, Голубкиной.

8.964.564.03.03
КЛИМЕНТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, 9/1 (М. ТРЕТЬЯКОВСКАЯ)
www.krokingallery.com

СохранитьСохранить

Алена Иванова-Йохансон в проекте «Дверь»

2 ноября 2016 года ДВЕРЬ в Крокин галерею пополнилась новым, 18-м, шедвером!

На этот раз от художницы и арт-куратора Антарктической биеннале (2017)

Алены Ивановой-Йохансон

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Кстати, уже 11 ноября в Крокин галерее откроется её персональная выставка!

«Самые удаленные»

/графика/

выставка продлится до 4 декабря 2016

Вход по предварительной записи:

8.964.564.03.03

КЛИМЕНТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, 9/1 (М. ТРЕТЬЯКОВСКАЯ, М. НОВОКУЗНЕЦКАЯ)

www.krokingallery.com

 

Константин Батынков «Дорога»

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

ПРЕДСТАВЛЯЕТ

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ 

ДОРОГА

/ ЖИВОПИСЬ /

16 июня — 10 июля 2016

На полихромных виниловых поверхностях Батынков живописует анонимную реальность, наблюдаемую им непосредственно то ли из окна машины, находясь в потоке всего, что движется, то ли со стороны обочины, то ли из космоса.

DSC_0003

Автор как обычно не особо ограничивает себя сюжетом. Всё очень просто, читабельно и чрезвычайно вариативно. Название «Дорога» и сюжет, и тема одновременно; с прямой перспективой, изгибами, поворотами и горками. Но всё не так, как в жизни с гаишниками, снующими по раскалённому асфальту дачниками.

Константин Батынков. Дорога. 2016

Дорога Батынкова это пространство нескончаемого действия, тотальная «движуха», где всегда происходит то, что, казалось бы, происходить не должно. Но этой проблемы перед художником не возникает, как не возникает дилеммы между «что» и «как» рисовать. Феномен его авторской идентификации проявляется в более существенной антиномии – в пребывании в пространстве искусства или вне него, в упоении формой или полном к ней равнодушии, в растворении в содержании или в ничем немотивированном делании.

DSC_0008

Все эти антитезы сливаются в один энергоёмкий процесс, в единое цельное высказывание. «Дорога” Константина Батынкова, это что-то безграничное, ничем не сдерживаемый формат непрерывного фантазирования человека, которому просто хочется рисовать вертолёты, корабли, подлодки. В общем, всё, что может или, по крайней мере, должно встретиться на дороге, проходящей сквозь умозрительные дали воображаемого космоса большого русского художника.

К. Батынков. Дорога. 2016

Все работы из серии «Дорога»

8.964.564.03.03

КЛИМЕНТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, 9/1 (М. ТРЕТЬЯКОВСКАЯМ. НОВОКУЗНЕЦКАЯ)

www.krokingallery.com

Выставка Нины Котёл в Крокин галерее

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

представляет

НИНА КОТЁЛ

«ИХ НЕЛЬЗЯ УДЕРЖАТЬ, ОХВАТИТЬ, ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ»

/живопись/

20.05 — 12.06.2016

Нину Котел занимает вопрос: что такое вещь, как она появляется для нас? Каждая ее картина попытка приручения вещей. Нина показывает, что существуют пределы возможностей диалога и взаимопонимания между человеком и вещами. Что руководит художником? Любовь или любопытство? Или какие-то более сильные эмоции, страх, изначальный ужас перед вещным миром, комфортным ей или враждебным, следы от соприкосновения с которым остаются у каждого в памяти от первых травм, от первых попыток его исследования и освоения.

Владимир Сальников

 

тел. 8.964.564.03.03

Климентовский пер., 9/1 (М. Третьяковская)

www.krokingallery.com

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑