Александр Мареев/Лим «Луч Луны»

27.10.-28.11.21

Александр Мареев (Лим) — одно из знаковых и загадочных явлений в искусстве 90-х. «Когда все часы ушли в сторону», а происходящее в социуме не поддавалось логическому осмыслению, культура ответила парадоксами и своеобразием в стереотипе поведения. Но далеко не каждый парадокс из богемы оставил после себя уникальный, только ему присущий след в искусстве.

Мареев, пребывающий в те дни в самом «центре циклона», и сегодня остаётся абсолютно своим среди художников, чьё искусство стало уже классикой. Его последняя персональная выставка «Синяя кошка» состоялась в 98-м году в Крокин галерее. Несколько десятков акварелей и рисунков кистью, по авторскому определению, являли «обилие новорожденных стилевых форм, несущих в себе особые привкусы и доминанты». Пресса на эти «доминанты» отреагировала так же молниеносно, как молниеносно с радаров многочисленных поклонников искусства Мареева неожиданно исчезает сам автор, превратившись то ли в эхо, то ли в призрак из арсенала его психоделических образов. Все знали, что он жив, что продолжает рисовать, но где он, не знал никто. Навигация его перемещений была недоступна, телефон молчал.

Спустя двадцать с лишним лет, Мареев неожиданно выходит из умозрительного «затвора». Замкнутый на себе и своих образах, он продолжает однажды прерванный диалог, раскрывая то, что возникло в сокровенные годы таинственной паузы.

Стилистика его произведений меняется, но сохраняется присущая Марееву особая эстетика, — сложный эликсир куртуазного жеста и чего-то очень личного, не поддающегося какой-либо идентификации, почти экзистенциального, обитающего «на грани». От ставших уже классикой каллиграфических «комариков» и «рыцарей» Мареев отходит и начинает активнее работать с натурой, чередуя походы на пленэр с фиксацией умозрительных видений несущих в себе отголоски диковинной традиции генетически близкого художнику корейского искусства. Лим — вторая часть его фамилии, в переводе с корейского означающая «золото, свет, сияние» приоткрывает многосложную природу его творчества и объясняет условное название этой выставки.

Обозначив свой метод как «независимый реализм», Мареев (Лим) подчёркивает свою отстранённость от сегодняшнего искусства, да и вообще от сегодняшнего, присутствующего исключительно в небольших пейзажах с натуры.

Его нездешнее искусство — многосложные «иероглифы», наделённые собственным смыслом и качеством искусного изложения, варьирующего изысканную каллиграфию с чем-то экстремальным. «Это поиск не терминологии, а формы» — полагает художник, заостряясь на «точности движения и индивидуальности».

Александр Петровичев

Кирилл Рубцов «Зрители»

Диорама нескончаемых лиц, глаз и сдержанной мимики тысячи персонажей создаёт эффект чего-то нескончаемого и тотального, наполняя пространство нового замысла Кирилла Рубцова особой динамикой и сложной фокусировкой.


Рубцов – художник «короткометражных» историй, близких к комиксам, в данном случае уходит от излюбленного жанра и моделирует нечто новое, включая выставочное пространство в единое содержание своего сценария и завязывая в визуальный диалог, наблюдающих друг за другом зрителя и произведение. Здесь зритель из категории пассивной превращается в свою противоположность, в категорию особого, иногда повышенного интереса и внимания со стороны… произведения.


Столь модная сегодня манипуляция смыслов и перемена полюсов находит свои аналогии в феномене перевёрнутого сознания, где неумолимо стирается грань не только между верхом и низом, зрителем и актёром, но и между человеком и роботом, наделённым искусственным интеллектом. «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью», — поют роботы и созерцают нечто, происходящее на неведомом экране, пребывающим за кадром перевёрнутого сознания-сценария, отображающим наши телодвижения. Это «Пещера» Платона 2.0, но только тени в данном случае отбрасываем мы.


Некогда придуманные Рубцовым «роботы», лишенные антропоморфности голливудской матрицы и обнаруживающие свои прототипы в персонажах советских мультфильмов и научно-фантастических журналов того же исторического периода, адаптирует постсоветское сознание к новым неожиданным для него формам и содержаниям. Плотной массой, плечом к плечу, ряд за рядом, «роботы» заполняют пространство зрительного зала, следя за происходящим на сцене новой реальности, но реальности с уже негарантированным хеппи эндом.

Александр Петровичев

COSMOSCOW’21

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ

в рамках COSMOSCOW’ 21
IX Международной ярмарки современного искусства

Стенд С-7
17 — 20 сентября 2021 года

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ

АНТОН ЧУМАК 

ЦВЗ МАНЕЖ, ул. Моховая, д.1

www.cosmoscow.com

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ

«ДРУГАЯ ЖИЗНЬ»

2003 – 2005

Часть культового проекта Константина Батынкова, впервые показанного в 2003 году и ставшего классикой его творчества. Автор обращается к пространству своего детства, «другой жизни» — фантазийной романтике советского заполярья, где повседневность соединяет обыденность с неизбежной героикой, понятной и близкой сыну полярного лётчика.

АНТОН ЧУМАК «ПОЛИГОН»

2019 – 2021

Проект «Полигон» — художественное проектирование архитектуры умозрительного пространства, сообразованного из множества конструкций, мембран, структур, молекулярных решёток, где автором нивелируется грань, отделяющая естественное от искусственного, человеческое сознание от цифрового программирования, биология от механики.

Алексей Гинтовт «Ангара»

Живопись, графика

28.01.21 – 28.02.21

Месторазвитие – сочетание физического пространства и последовательности исторических смыслов, органическое единство народа и территории его проживания. «Социально-историческая среда и ее территория должны слиться для нас в единое целое, в географический индивидуум или ландшафт», по слову создателя термина «месторазвитие» евразийца П.Н. Савицкого.

Пейзаж – начало космоса, упорядоченного представления о пространстве, о месторазвитии духа, – раз начавшись, не заканчивается нигде, сообщает природе вид порядка, структуры, «организованного и упорядоченного целого». Безразмерность – не количественная, но качественная характеристика Русского пространства, где встреча с историей произошла, обнаружение и выявление закономерности представляется задачей трудной, почти невыполнимой. Интуиция художника, опыт активного проживания в том самом пространстве той самой истории диктуют нетривиальные методы повествования о нем. Тектоника тактильного – последняя степень простоты: белый лист, рука художника наносит краску, пространство вылепляется через погружение вовнутрь, через концентрацию на скрытых аспектах той действительности, которая дана здесь и сейчас. Космическое сознание развертывается не вширь, а вглубь, внутрь человеческого субъекта.

Река — ракета «Ангара».

Алексей Гинтовт

Александр Джикия «Сны Севера и Юга»

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ
представляет
АЛЕКСАНДР ДЖИКИЯ
«СНЫ СЕВЕРА И ЮГА»
/графика, калька, тушь, фломастер/
С 7 сентября по 8 октября 2017

8.964.564.03.03
КЛИМЕНТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, 9/1 (М. ТРЕТЬЯКОВСКАЯ)
www.krokingallery.com

Это слайд-шоу требует JavaScript.

«Он рисует на бумаге
Удивительные буквы, удивительные знаки.
Вдруг другой какой злодей
Эти буквы тоже знает, эти знаки».
Андрей Вовк

Были такие лётчики, которые вылетали без определённого задания, на «свободную охоту», находя свои цели, руководствуясь опытом и интуицией. После многих лет, проведённых в парадигме концептуального искусства, когда выставка создаётся, исходя из заранее выбранной темы и, таким образом, ставятся достаточно жёсткие границы, определяющие выбор сюжета и технические приёмы, Джикия вернулся, наконец, к методу «свободной охоты», отправившись за поисками образов, проецируемых из глубин подсознания на мерцающую поверхность советской селёдочной кальки, некоторые запасы которой двадцать лет ждали своего часа в глубине шкафа. Чудесным образом, такую кальку всё ещё можно купить в наших магазинах, что очень важно, так как метод «свободной охоты» подразумевает порой большое количество смятых и выброшенных листов, и наличие достаточного их количества становится психологически важным.

Левое, западное полушарие человеческого мозга, отвечает за логику; правое, восточное – за образное мышление. Образы возникают в подсознании, и, при фиксации на бумаге, оказываются пятнами, тенями неких форм, неопределённых –геометрических, органических, зооморфных, антропоморфных,

напоминающих иероглифы, буквы, знаки. Композиции таких форм автор условно назвал Снами Юга, с мерцающим намёком на потерю буквы «н»; это картинки, видимые со стороны затылка, Нави, той частью мозга, которая находится между западным и восточным полушариями. Такие композиции сами по себе становятся предметом рассмотрения при помощи «третьего глаза», позволяющего, как известно, видеть неведомое, переводить из неосознанного в осознанное, из Нави в Явь, наделять именем, указывать пальцем и говорить: «Вот оно!» – и Сны Юга тогда становятся Снами Севера, сурового понимания предопределённого порядка вещей.

Рассматривание фигуративных абстракций чем-то напоминает чтение книги, когда каждый человек, следуя партитуре текста, создаёт свой собственный образ описываемых персонажей, предметов и событий. Чем-то это сродни наблюдением за формой облаков, меняющаяся форма которых иногда создаёт узнаваемые картинки или сюжеты: иногда же пятно становится однозначно читаемым знаком, и зритель, не имея иного выбора, видит в нём льва, птицу или человека, склонившегося над листом бумаги.

Александр Джикия

«АРСЕНАЛ» Владимира Ситникова в Крокин галерее

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ
представляет

ВЛАДИМИР СИТНИКОВ
«АРСЕНАЛ»
/КРУПНОФОРМАТНАЯ ГРАФИКА/

Владимир Ситников. Музейный остров
с 19 МАЯ 2017 по 11 ИЮНЯ 2017

Настоящий проект, исполненный в жанре зарисовок городских veduta, что то вроде путеводителя по еще существующим, но уже не всегда узнаваемым местам. Он вызван к жизни желанием зафиксировать окрестности Музейного острова до того момента, когда строительный хаос будет окончательно побежден (например по прогнозам планировщиков Пергамонмузеум можно будет посетить после тотальной реконструкции лишь в 2027 году), и воцарится новый нейтрально-стерильный ордер с продуманной инфраструктурой, где зритель почувствует себя уменьшившимся в размере в окружении модернизированных, высокотехнологичных руин грандиозного храма искусства.

8.964.564.03.03
Климентовский переулок, 9/1 (м.Третьяковская)
www.krokingallery.com

Кирилл Рубцов. Библиотека

Цикл графических работ Кирилла Рубцова, а речь идёт о характерной для него технике выжигания на листах фанеры (или деревянных брусках) с последующей раскраской, продолжает изначальную авторскую историю о «русском роботе»…

Кирилл Рубцов


БИБЛИОТЕКА

/ графика /

22.04.16 — 15.05.16

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Кирилл Рубцов, биография, избранные работы

Цикл графических работ Кирилла Рубцова, а речь идёт о характерной для него технике выжигания на листах фанеры (или деревянных брусках) с последующей раскраской, продолжает изначальную авторскую историю о «русском роботе».
То, что делает Рубцов примечательно и качеством художественного высказывания и его присутствием в многосложном пространстве «индивидуального мифотворчества». Это цельная, самоценная и постоянно развивающаяся традиция, некая субкультура в контексте многосложного современного дискурса.

«Русский робот» — это не просто игрушка, это нечто архетипичное, содержание которого, его ‘контент’ значительно превосходит то, что принято понимать под понятием ‘робот’. Это лишь оболочка образа — персонажа, его идентификация в условиях разработанной программы авторской достаточно развитой игры. Игры во что угодно.

Недавно это была игра в «космос», что естественно для «русского робота» с его мессианской устремлённостью. Сегодня игра утончилась, и речь идёт о ‘Библиотеке’, о новой серии из 30 фанерных листов — историй, балансирующих между ролевой игрой и непременным атрибутом детства — книжкой-раскраской.

РАБОТЫ ПРОЕКТА

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЕР:
АРТ-Узел - медиапроект о современном искусстве

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑