Выставка «СОЛЬ» Татьяны,Сергея и Анны Костриковых

30х40 Плакат Костриковы.jpg

КРОКИН ГАЛЕРЕЯ
представляет
СЕРГЕЙ, ТАТЬЯНА и АННА КОСТРИКОВЫ
«СОЛЬ»
/объекты,видео/
Выставка открыта до 6 января 2019

Вход по предварительной записи: 8(964)564-0303
Крокин галерея
Москва, Климентовский пер. 9/1 (м.Третьяковская)

Принцип руинированности объекта искусства на протяжении многих лет является формальным приёмом и содержательным наполнением авторской программы Сергея и Татьяны Костриковых, определяет вектор её развития, визуализируя одно из принципиальных составляющих бытия искусства — метафору времени.

Руинированность стала неотъемлемым атрибутом и спутником нашего представления об эпохах развитых цивилизаций, столпов постулируемой незыблемости, декларативного цветения и мощи; цивилизаций, превратившихся в эхо, сообразованное из фрагментированного пазла дошедшего до нас «послания человечества».

Иероглифические тексты кракелюра развивают изначальный замысел неведомого нам автора
воспринимаемого ныне в формах некоего nature morte, читаемого в паутине умозрительной завесы, отделяющей явное от сокрытого. Именно здесь, в пространстве этой странной игры возникает парадоксальная ситуация особого отношения к предмету, «обожжённого»
временем, как к чему-то безусловно подлинному, сопричастному великому, почти сакральному, почти свидетелю, претерпевающему фантомные боли некогда совершенной формы.

В руинированном виде до нас дошло большинство произведений Античности, Средневековья. Однако в элементарном виде предстаёт и нечто более позднее, настораживающее близкое к нам — фрагменты сталинского ампира.

При апелляции к прямому цитированию, художники не используют готовые формы, а прибегают к авторской реплике, воспроизведённой в неожиданном для прототипа материале.

Этим материалом оказывается соль. Лишённая своего прямого назначения, она являет новое содержание, симбиоз смыслов и семантического наполнения, свойственного архетипу, глубоко укоренённому в пространствах культуры.

Видео Анны Костриковой развивает основную тему выставки «Соль», насыщая её образный контекст дополнительным содержанием. Микросъёмка фрагментов сталинского ампира, атомизируя объект до уровня тактильного восприятия, отсылает к архетипам ушедшей эпохи, к барельфным прототипам того, что сегодня обретает особое прочтение, особый язык и восприятие. Именно в этом сопряжении настоящего и прошлого следует рассматривать появление в кадре некоего музыканта и превращение кинодокумента в нечто игровое, соединяющее молчание ветхих артефактов прошлого с неизменно звучащим настоящим.

 

Сергей и Татьяна Костриковы. Рельефы

…»РЕЛЬЕФЫ» — так озаглавлен новый проект Сергея и Татьяны Костриковых, продолжающих работать со ставшим для них знаковым материалом, в полной мере иллюстрирующим зыбкость бытия и эфемерность искусства. Авторы как и прежде обращены к архетипичной форме. Если ранее это было яйцо или голова Афродиты, то на сей раз, предлагается серия из десяти рельефов-розеток, стилизованных под Ампир. Авторы продолжают свою программную игру, построенную на антитезе конструкция-деконструкция, строение и распад, игру, обращённую к социо-культурным архетипам и представлениям.

В данном случае традиционную постмодернисткую цитату, сдобренную элементом поп-арта, дополняет присутствие световой начинки. Именно она моделирует то, что понимается под «драматургией» произведения, создаёт визуальное напряжение, имитирующее распад формы, разрушение видимой оболочки изнутри, реконструируя привычную для авторов метафору распада устойчивых величин человеческой цивилизации, мнимости её прогресса…

Сергей и Татьяна Костриковы


РЕЛЬЕФЫ

/ объекты /

09.01.15 — 27.01.15

вернисаж 9 января с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Сергей и Татьяна Костриковы, биография, избранные работы

Фрагмент интервью с авторами:

«Нас двигало естественное желание для художника — двигаться дальше. Попутно найти новую форму, а с нею и новое содержание. Это ведь единый процесс. Мы, как и в предыдущие разы обратились к чему-то узнаваемому, встроенному в культурный контекст. При безусловной пользе — смотреть под ноги, иногда взглядом упирались в потолок и обнаруживали там нечто изрядно запылённое, замазанное, заштукатуренное, но изначально прекрасное и даже возвышенное, когда-то несущее свет, по крайней мере, его преломляющее.


Нас привлекли потолочные рельефы розеток, элементы архитектурного «излишества» времён Ампира. Вообще основное значение «розы», её функция заключалась в декорировке светильника, какой-нибудь люстры Нам захотелось, минуя эту несуществующую люстру выделить эту самую «розу» потолочного рельефа. Очень часто, особенно в загородных полуразрушенных строениях этих люстр давно нет. Остался лишь крюк и «роза», плотно замазанная масленой краской, под слоями которой столько археологии. Но лучше её не трогать. Иначе жизнь этой «розы» оборвётся вместе с кусками бутафории, имитирующей неведомые нам благородные материалы. Это применялось и в сталинских постройках. Нам эта бутафория из папье-маше симпатична. Это близкая нам эстетика, точнее этот мотив деконструкции. Всё это было и в наших «игрушках», и в античной «Афродите», и в «яйцах». Голова «богини» разрушена, игрушки разбиты. Vanitas такой получается. Новшеством в данном случае является свет, проступающий сквозь материю, то ли её разрушающий, то ли преодолевающий:

Искусство очень часто лишь озадачивает. Жизнь коротка и, как оказалось, искусство тоже:»
С Новым годом!


В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑