ИНТЕРВЬЮ С ОЛЬГОЙ ГОРОХОВОЙ. ЧАСТЬ 2

%d0%be-%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%be%d1%85%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b4-%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%89%d0%b8%d0%bd-4

То, что ты показываешь на этой выставке, обращено к специфической образности кинематографа, отсюда, собственно, и названии выставки, аппелирующее к знаменитому фильму Феллини «Город женщин». На мой взгляд, кино в данном случае, условность, попытка обрести формат, того, о чём ты говорила раньше. И всё же. Почему именно кино?

ОГ. Феллини то, как раз у меня нет. Но я действительно люблю кино, люблю смотреть глубокие культовые и артхаусные фильмы, заканчивающиеся вопросом, на вдохе. Очень не люблю хэппи энды и голливудский ширпотреб, ненавижу блокбастеры, даже не смотрю их никогда. Многие мои друзья, так или иначе, связаны если и не с кино, то с видео-артом. Некоторые старые фильмы я делала по фотографиям. Бунюэль, например. «Золотой век», это не фильм, а видео-арт какой-то. Героиня весь фильм там ходит, без слов, без музыки, ищет любовь. Я как то сразу вжилась в это состояние. Для меня важно, чтобы фильм любимым. Прикидываю на уровне воображения, что лучше получится на холсте. Пытаюсь адаптировать кинематограф под живопись. 

Мне интересны «культовые» актёры и режиссёры типа Ларс Фон Триер, Бунюэль, Годар, Бэла Таар. Из наших я взяла Балабанова, который никогда не умрет. Незадолго до смерти он снял фильм «Я тоже хочу». Люди приехали за счастьем на остров с красивейшим, полуразрушенным, заросшим бурьяном монастырем, в какую-то закрытую зону. И не всех пустили туда к счастью. Они приезжают на этот остров из лета в зиму. Неодетая женщина бежит по снегу босиком за счастьем. Заснеженный пустырь, черные избы, индустриальный пейзаж, заиндевелая статуя Сталина времён соцреализма. Финал фильма довольно печальный, к счастью не пустили никого.

Интервью с Ольгой Гороховой. Часть 1

ОЛЬГА ГОРОХОВА.О. Горохова.  2014-2016. Х.М. (3).jpg

Ольга, твоя редкая по своей аутентичности живопись наделена универсальным языком, ключом к пониманию очень личного высказывания, очень женского взгляда на окружающий мир. И начать разговор хочется с почти сакраментального – что для тебя живопись?

ОГ. Что для меня живопись? Это как раз то, что я обожаю и боготворю, что мне интересно и понятно. Новыми технологиями я не занимаюсь, не то чтобы я их не признаю, скорее наоборот, я понимаю, что это крайне актуально и в тренде. Но просто меня утомляет сидеть на стуле, с машинообразной конструкцией, где много рационального, программного. Там же нет живого импульса или интуиции, матери живописи. Был момент, хотелось попробовать уйти в различные современные медиа, но стало непонятно, куда девать весь тот опыт, умение, беседу с сакральным. Вообще ручная работа очень важна мне, ведь это живое, непредсказуемое и ранимое. К тому же я – не очень церебральная девушка. А contemporary — это чистая идея и идея эта, в подавляющем большинстве случаев инженерна и технологична. Вот представить себе, что я – инженер, я не могу. 

Живопись же — это праздник, который всегда со мной. Мама мне говорила — только будь всегда счастлива, это главное в жизни. Как только это становится похожим на ремесло, и праздник исчезает — надо остановиться. Счастье не уходит, если не перенапрягать дух, не упускать сакральность в живописи. Однако это все не говорит о том, что я не тренируюсь, не работаю много над линией и формой. Почти каждый день хожу в группу на рисование обнаженной натуры, делаю наброски в черновиках и на бумаге.

Здесь в России у меня нет мастерской, она у меня в Бельгии, но когда я в Москве, пишу в мастерских у друзей-художников. При этом внутренне борюсь с противоречиями, касаемо моего любимого занятия. Ну, типа, сколько же можно заниматься живописью. Человечество ей уже занимается четыреста лет. Все модные авторы ушли в иные материалы и технологии, а я держусь за прежнее. Зачем это мне? Все мои подружки бросили живопись, перешли на новые медиа, стали знаменитыми, зарабатывают. Меня, конечно, напрягает «эстетизм» живописи, я с этим борюсь, пытаюсь от этого уйти. Я раньше вообще рисовала одну обнажёнку и до поры меня это устраивало. Но хотелось чего-то иного, хотелось иного формата, сделать проект, выбрать свою тему и подчинить живопись как таковую. Вот получилось «кино», так, по крайней мере, в черновом варианте называлось то, что сегодня я здесь показываю.

«ГОРОД ЖЕНЩИН» в Крокин галерее

КРОКИН  ГАЛЕРЕЯ

представляет

ОЛЬГА ГОРОХОВА

«ГОРОД ЖЕНЩИН»

/ЖИВОПИСЬ/

%d0%be-%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%be%d1%85%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b4-%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%89%d0%b8%d0%bd-3

 8 ДЕКАБРЯ — 8 ЯНВАРЯ 2017

Ольга Горохова, обживая два не всегда близких культурных пространства — России и Западной Европы своим искусством находит точки сопряжения между ними. Её редкая ныне по своему аутентичному звучанию живопись становится тем необходимым универсальным языком в понимании сложного очень личного, очень женского взгляда и отношения с окружающим миром.

Этим миром для художницы становится специфический мир кино, отсюда, собственно, и аппеляция в названии выставки к знаменитому фильму Феллини «Город женщин». Принципиальным отличием от маэстро-режиссёра станет взгляд именно женщины, взгляд изнутри, при этом столь же откровенный и калейдоскопичный, сотканный из выразительных стоп-кадров женских образов хрестоматии мирового кинематографа.

8.964.564.03.03

КЛИМЕНТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, 9/1 (М. ТРЕТЬЯКОВСКАЯ, М. НОВОКУЗНЕЦКАЯ)

www.krokingallery.com

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑