На «Proсвете» в «Крокин галерее» все работы светятся

Статья Ольги Кабановой для газеты «Ведомости»

Жанр выставки «Proсвет» в «Крокин галерее» – летний, расслабленный, что, естественно, не мешает получить от нее удовольствие. Хотя большинство работ уже видены, они из тех, что приятно вспомнить. Конечно, несколько раздражает название, его столько раз уже использовали к разным выставкам, что звучит оно не остроумнее бородатого анекдота. Частичная замена кириллицы латиницей только усугубляет досаду. Однако название имеет отношение к теме – все работы на выставке дополнительно освещены, и подсветка делает их эффектными.

Ольга Чернышева "Улица сна" 1999 г.
Ольга Чернышева «Улица сна» 1999 г.

Лучшая здесь работа самая бесхитростная и самая давняя – 1999 г., но совершенно эпическая и вневременная. «Улица сна» Ольги Чернышевой – это лайтбокс, где подсвечены несколько черно-белых фотографий. На них запечатлен кусок поля, обнесенный забором из спинок железных кроватей. То ли их из больницы выбросили, то ли в заброшенном пионерлагере забыли, а потом к делу пристроили – все объяснимо. Но вид все равно совершенно сюрреалистический и какой-то многозначительный. Еще один пейзаж – бледный, игрушечный – собирает из муляжного снега и тряпочного солнца Леонид Тишков, как обычно работающий в жанре русского бедного. Тут же в галерее находится луна из большой фотосерии Тишкова про человека, экспроприировавшего полумесяц с неба, прячущего светило у себя в каморке.

С. и Т. Костриковы "Реконструкция" 2015 г.
С. и Т. Костриковы «Реконструкция» 2015 г.

Сергей и Татьяна Костриковы лампочки поместили за гипсовой лепниной, сквозь трещины которой пробивается свет. Прием эффектный, декоративный, но ограниченного действия. Массивный «Рельеф» и «Реконструкция» поменьше только повторяют друг друга.

Дарья Кротова, наоборот, на одном приеме добивается разных результатов. «Тают снега» – старые фотографии женщины и мужчины просвечивают в лайтбоксах сквозь наслоения белой дымки – лирическое высказывание о памяти. А так же продемонстрированное изображение космонавта, у которого даже видно, как пульсирует красной точкой сердце, отлично подходит для экспозиции в планетарии. Там ее и показывали на выставке «Proкосмос».

11701142_906225066090122_6002335404251131358_n
А.Дьяков «Архистратиг небесных сил» 2015 г.

Самое яркое, крупное и новое, датированное нынешним годом произведение «Proсвета» – «Архистратиг Небесных сил» Алексея Дьякова. Легко предположить, что для этой вещи выставка и собиралась. В сущности, это подробно прорисованная большая икона с неоновой подсветкой в стиле православно-патриотического искусства, не боящегося модернизации в виде лампочек. Поскольку ни в чем махровом Дьяков как будто замечен не был, хотя в графике и любит монументальность, трудно расценивать «Архистратига» как конъюнктуру. Скорее тут некая проба жанра, понравившаяся хозяину галереи Михаилу Крокину, а он всегда был неравнодушен к большим и эффектным творениям.

Икона Дьякова, хотя и забирает на себя внимание, стоит на выставке особняком. Во всяком случае, ряд светящихся лампочек под названием Light, подписанных Molitor & Kuzmin, своим полным отсутствием пафоса и многодельности нейтрализует подозрения о смене галереей художественной ориентации.

11541910_906225222756773_4553188712903475572_n
Molitor&Kuzmin «Light» 2007г.

Выставка открыта до 28 августа 2015 г.

Выставка PROСВЕТ в Крокин галерее до 28.08.2015

КРОКИН  ГАЛЕРЕЯ

ПРЕДСТАВЛЯЕТ

PROСВЕТ

/СВЕТОВЫЕ ОБЪЕКТЫ, ИНСТАЛЛЯЦИИ, ЛАЙТБОКСЫ /

ЛЕОНИД ТИШКОВ,  ОЛЬГА ЧЕРНЫШЕВА, ВЛАДИМИР НАСЕДКИН, АЛЕКСЕЙ ДЬЯКОВ,

СЕРГЕЙ И ТАТЬЯНА КОСТРИКОВЫ,

ТАТЬЯНА БАДАНИНА,  ДАРЬЯ КРОТОВА,  MOLITOR&KUZMIN

16 июля — 28 августа 2015

Это слайд-шоу требует JavaScript.

8.964.564.03.03

КЛИМЕНТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, 9/1 (М. ТРЕТЬЯКОВСКАЯ)

www.krokingallery.com

Победа как новый эпос

Российская Академия художеств

(495) 637.25.69
www.rah.ru

Крокин галерея

(964) 564.03.03
www.krokingallery.com

ПОБЕДА КАК НОВЫЙ ЭПОС

/ групповой проект /

вернисаж 26 мая с 19.00

ВЛАДИМИР АНЗЕЛЬМ, ИЛШАТ АСКАРОВ, ТАТЬЯНА БАДАНИНА, КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕЛЯЕВ-ГИНТОВТ, АНДРЕЙ БИЛЬЖО, АЛЕКСАНДР ДЖИКИЯ, АЛЕКСЕЙ ДЬЯКОВ, ПЛАТОН ИНФАНТЭ, АНДРЕЙ ИРЫШКОВ & АНАСТАСИЯ МИХАЙЛОВСКАЯ, СЕРГЕЙ & ТАТЬЯНА КОСТРИКОВЫ, ДАРЬЯ КРОТОВА, БОГДАН МАМОНОВ, ВЛАДИМИР НАСЕДКИН, НИКОЛАЙ НАСЕДКИН, АЛЕКСАНДР ПАНКИН,АЛЕКСАНДР ПОНОМАРЁВ, СЕРГЕЙ СОНИН & ЕЛЕНА САМОРОДОВА (Т.О. «СВИНЕЦ И КОБАЛЬТ»), МИХАИЛ РОЗАНОВ, ЛЕОНИД РОТАРЬ, ЛЕОНИД ТИШКОВ, АНДРЕЙ ФИЛИППОВ, ГОР ЧАХАЛ, СЕРГЕЙ ШУТОВ

ВЫСТАВКА ОТКРЫТА ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЯ: 27 МАЯ — 12 ИЮЛЯ 2015

по адресу: ул. Пречистенка, 19, Российская Академия Художеств

ПОБЕДА КАК НОВЫЙ ЭПОС.
ПОСВЯЩАЕТСЯ 70-ТИЛЕТИЮ ПОБЕДЫ

Эта выставка о Победе Советского Союза в Великой Отечественной войне, о масштабном явлении новейшей истории, о сложении нового героического эпоса.

Основная идея экспозиции, её содержательный план сфокусирован на Победе как феномене этого эпоса, находящего отклик в пространстве современной культуры. Принципиальным моментом выставки окажется не столько особенность восприятия Победы людьми, отстоящими от неё на многие десятилетия, сколько формат сопричастности. Это не иллюстрация конкретной истории, а скорее взгляд из далека и прямое обращение к своей памяти в поисках идентичности, это ностальгии по Великому, попытка реконструкции того, что, казалось бы, утрачено за годы поражений и потерь. Именно здесь, в этом смысловом пространстве возникает новый ракурс прочтения Победы в Великой Отечественной и последующего рывка в становлении сверхдержавы, прорубившей ‘окно’ уже в космос.


Владимир Анзельм. Родина-Мать

Прошло семьдесят лет и Победа воспринимается как явление предопределённое, смысл и значение которого прочитывается в исторической перспективе, с одной стороны. С другой же, качество самого события, его значение находит закономерные аналогии в истории сакральной. Отсюда неожиданная ассоциация библейского приговора Валтасару «Мене, мене, текел, упарсин.» (Дан. 5:25-28) с вердиктом 45-го, высеченного нашими штыками на руинах Рейхстага.


Татьяна Баданина. Небо. Реквием

Очень многое осталось за ‘кадром’ очевидности, но очевидна связь 45-гой и 61-го с их жёсткими установками — ‘Дошли!’ и ‘Поехали!’ Именно эти лозунги-программы объясняли и определяли космос нашей цивилизации, её сверхидею, историческую орбиту, эпическое наполнение. Покорение космоса и Гагарин стали закономерным развитием кульминации 45-го. ‘Гагариных’ с сорок первого по сорок пятый были миллионы. Миллионы заряженных ураном человеческих судеб, поднявших страну на недосягаемую орбиту и сотрясших «вавилонские воды» тысячелетней амбиции нового мирового порядка.


Константин Батынков. Сын полка

Тема Великой Победы сложна в интерпретации нашим поколением. Применительно к данному проекту разумнее говорить не о теме, а об интонации Великой Победы, её свете, проступающем сквозь суету измышлений и спекуляций, рассыпающихся в прах под «напором стали и огня» у подножия её незыблемого монумента, укорененного в ландшафтах мировой истории.


Гор Чахал. Георгиевская ленточка

Эта выставка о Великой Победе, об очередной попытке примерить на себя «шинель отца» в сегодняшнем контексте — современным языком и новыми силами.

Александр Петровичев, Крокин галерея

ВЫСТАВКА ОТКРЫТА ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЯ: 27 МАЯ — 12 ИЮЛЯ 2015
по адресу: ул. Пречистенка, 19, Российская Академия Художеств

тел. 495.637.25.69
http://www.rah.ru

тел. 964.564.03.03
http://www.krokingallery.com

РАБОТЫ ИЗ ПРОЕКТА


Илшат Аскаров. Отзвуки войны


Илшат Аскаров. Отзвуки войны


Александр Джикия. 45-й год


Александр Джикия. 45-й год


Алексей Беляев-Гинтовт. Парад


Алексей Беляев-Гинтовт. Звезда


Сергей и Татьяна Костриковы. Реконструкция


Николай Наседкин. Красная площадь


Владимир Наседкин


Александр Пономарев. Ни шагу назад


Леонид Ротарь. Твердь


Михаил Розанов. Ясность цели


Сергей Сонин, Елена Самородова. Стратегическое наследство


Леонид Тишков. В поле моего отца

Константин Батынков. СЫН ПОЛКА

и
Государственный институт искусствознанияКонстантин Батынков

СЫН ПОЛКА

/ живопись /

13.05.15 — 29.05.15

вернисаж 13 мая с 18.00

выставка работает: пн — пт, 11.00 — 18.00
(вход свободный)
выходные суббота, воскресенье

по адресу:
Государственный институт искусствознания
Москва, Козицкий переулок, 5
ЗЕЛЁНЫЙ ЗАЛ

Константин Батынков, биография, избранные работы

Крокин галерея совместно с НИИ Искусствознания представляет проект Константина Батынкова «Сын полка». Это серия крупноформатной графики, созданная автором в 2005 году и приуроченная к юбилею Победы в Великой Отечественной войне. Работы этого проекта показывались в Крокин галерее и в Государственном Русском Музее Санкт-Петербурга в 2014 году в рамках выставки «Актуальный рисунок», большая часть работ проекта будет показана в залах Российской Академии Художеств в Москве.
Отличительной особенностью данной экспозиции является количество представленных работ, что создаёт особую визуальную интонацию и раскрывает полноту образа, созданного автором.


О проекте СЫН ПОЛКА

От автора.
Я родился в 1959 году, то есть спустя четырнадцать лет после войны, шесть лет после смерти Сталина. Для поколения моего сына, это уже область ‘академических’ знаний, территория закрытая, для меня это была живая история, повседневность, бытовуха, если угодно. Я жил в коммуналке. Соседом был участковый милиционер, который на праздники всегда надевал боевые награды. Два мои деда тоже воевали. Тогда не было такого официоза и помпезности, люди были проще. Да и война была где-то рядом во времени. Она не была ещё прошлым, ещё не рассосалась.
Я не принадлежу к военному поколению, напрямую. И в тоже время, себя не отделяю от тех, кто реально воевал. Всё очень близко.

Всё, что я рисовал, да и рисую на тему Великой Отечественной войны, достаточно архетипично и понятно моему поколению. Это и ‘дорога жизни’, и ‘блокада Ленинграда’: В данном случае — ‘сын полка’. Это образ. Моё поколение выросло на книгах, написанных фронтовиками или, по крайней мере, современниками той войны. Здесь не только Катаев или Богомолов, здесь и Тарковский с ‘Ивановым детством’ и целая традиция книжной послевоенной иллюстрации. Вообще дети на войне, как тема в те далёкие годы была развита достаточно. Взять хотя бы пионеров-героев, чьи портреты висели во всех школах Советского Союза:

Я не впадал в разного рода фантазии и старался рисовать, то, о чём знал на уровне собственной генетической памяти, подпитанной и развитой рассказами очевидцев и участников. К тому же, художественных фильмов о войне тьма. Мы только их и смотрели. Но это были фильмы о настоящей войне, а не боевики. Это разные вещи. Я ловлю себя на мысли, сейчас много фильмов показывают — хронику, да и художественные, что сразу после войны вышли — они внятные и правдивые.

Сегодня так не снимают, не могут. Недавно проснулся в семь утра. Какой-то фильм о войне, старый, названия не помню. Смотрю, а у меня, честно, слёзы наворачиваются. Бегут в атаку моряки, снимают каски, одевают бескозырки. И вперёд со штыком. Сейчас это не понимается.

Трудно сказать, если бы сегодня искусство было как прежде официальным, как в советские годы, нарисовал бы я подобные работы? Наверное, всё равно бы нарисовал. Но в те годы материала было больше, и я никого бы не удивил. Думаю, что вообще никто и смотреть бы не пошёл.

Времена изменились, поэтому я воспринимаю свою серию ‘Сын полка’ как обращение к ‘светлому прошлому’, к ‘другой жизни’. Это ностальгия по чему-то настоящему. Для меня это актуально, если хотите. Это моя позиция, это история моей страны, это моя история. Единственное, чего я боюсь это пафоса, я его не переношу. Боевики это пафос. Я имею своё представление о реализме и стараюсь его не терять.
Есть, безусловно, серьёзные темы, которые сами по себе определяют серьёзное отношение, скажем — родители, дети, история, любовь, та же война. Почему художник должен зацикливаться на иронии, своих комплексах, быть добровольным сумасшедшим? Можно, конечно, поиграть, пошутить, анекдоты порассказывать. Но это не должно переходить в тотальный стёб, нельзя этим заниматься постоянно и по любому поводу. У человека должно быть что-то святое.

Константин Батынков

выставка работает: пн — пт, 11.00 — 18.00
(вход свободный)
выходные суббота, воскресенье

по адресу:
Государственный институт искусствознания
Москва, Козицкий переулок, 5 (ЗЕЛЁНЫЙ ЗАЛ)

Александр Джикия. МАХАНИЕ ЗАЙЦЕМ
Александр Джикия

МАХАНИЕ ЗАЙЦЕМ/ работы начала 1980-х гг. /

06.05.15 — 07.06.15

вернисаж 6 мая с 18.00

В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ —
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Александр Джикия, биография, избранные работы

«…В 1979-85 гг, я учился в МАрхИ, где и начал рисовать и выставлять свои «картинки». Здесь будут показаны работы, пролежавшие в папке 30 лет. Избранные работы того периода, переведённые в технику фотограмм вошли в книгу «Общее дело» (стихи Андрея Туркина и рисунки Александра Джикии), которая была опубликована издательством ИМА ПРЕСС в 1991 году и переиздана в 2015-м. Выставка посвящается светлой памяти моих друзей Андрея Туркина и Павла Сидорова».

А. Джикия

РАБОТЫ ПРОЕКТА


Дорога под фонарями. 1982


Троллейбус качает, я тебя держу, чтобы ты не упала. 1982


Представляю, до чего вы все меня не любите. 1982


Концерт для пианино и флейты. 1982


Пойдем! 1982


И.С. Тургенев на охоте. 1982


Переход дорог под дождем. 1982


Мальчики и девочки. 1983


Цветные эффекты в глазах и в окне. 1982


Расставание с летом. 1982


Разговор с мамой в метро. 1982


Срочный побег в авто. 1982


Крик. 1982


Кормление голубей. 1982


Игра со спичками. 1982


Ужин. 1982


Утреннее умывание. 1982


Тихий вечер. 1982


Проникновение лунных лучей в комнату. 1982

Константин Батынков. НА РЕЙДЕ

«…У меня нет задачи сказать такое, чтоб сразу на первые полосы, чтобы сразу в историю искусств, чтобы сразу кураторы, музеи там: Всё прозаичнее. Просто что-то по-новому видишь, а на что-то вообще внимания не обращаешь. Было чёрно-белое, стало цветное, было на холсте, теперь на виниле, были маленькие работы, стали большие. Это трудно объяснить. Просто так хочется. Это где-то под коркой. Художник должен что-то делать, а не ломать голову о тренды и тенденции. Это не его дело…»

Константин Батынков

НА РЕЙДЕ

/ живопись /

с 17 июля по 30 августа 2013

ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ,
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Константин Батынков, биография, избранные работы

Константин, ты уже не впервые возвращаешься к избранной когда-то теме. При этом тебе удаётся избегать, казалось бы, естественного штампа, избегать механичности и повторов вопреки обычному для тебя изобилию работ. ‘Детство’, ‘Город’, ‘Космос’, ‘Война’. У каждой из тем есть свои подзаголовки, вариации, но суть не меняется. Сегодня ты снова касаешься темы моря, чей горизонт решений столь же необъятен, как и сама морская стихия. И тебе опять есть, что сказать?

К. Батынков. А почему нет? Правда, в этот раз название будет новое. ‘На рейде’. В следующий раз, наверное, ‘Морской узел’ или ‘Восемь кабельтовых’, может, ‘Ватерлиния’. Ну, а что ещё рисовать кроме морских пейзажей, кораблей, причалов? Самые любимые виды за всю историю человечества. Что может более вдохновлять в природе как не вид бескрайнего моря? Сидишь на берегу моря и любуешься закатом, штормом, штилем. Это же идеальная картина мира. С одной, может быть, оговоркой. По мне, лучше любоваться морем, стоя на берегу, как у Каспара Давида Фридриха, нежели барахтаться в нём, как у Айвазовского в ‘Девятом вале’ или у Жерико в ‘Плоте Медузы’. Мне не очень близка тамошняя наигранная романтика. У меня, наоборот, без экстрима. У меня именно ‘На рейде’, в данном случае на внутреннем рейде, в гавани, в бухте. Я когда всё это рисовал, то просто отдыхал. После других тем, сюжетов, ужасов, катастроф, охоты за приведениями и прочими дискурсами и трендами, хочется просто прийти в себя и просто порисовать. И начинаешь в восемьсот первый раз рисовать всё тоже море.

И чем восемьсот первый отличается от восьмисотого?

К. Б. Мне кажется, в этот раз всё значительно лучше! Я уже перерисовал практически всё! Вроде и по кругу ходишь, а не утомляет. Возвращаешься к чему-то любимому, пусть замусоленному, но любимому. У меня нет задачи, сказать такое, чтоб сразу на первые полосы, чтобы сразу в историю искусств, чтобы сразу кураторы, музеи там: Всё прозаичнее. Просто что-то по-новому видишь, а на что-то вообще внимания не обращаешь. Было чёрно-белое, стало цветное, было на холсте, теперь на виниле, были маленькие работы, стали большие. Это трудно объяснить. Просто так хочется. Это где-то под коркой. Художник должен что-то делать, а не ломать голову о тренды и тенденции. Это ни его дело.

Ты родился в Севастополе, отец — полярный лётчик. Это же архетип советского детского эпоса. Сгусток романтизма. Большинство твоих тем, если ни все, ‘родом из детства’?

К. Б. Меня мама в коляске выгуливала на берегу Севастопольской бухты, на морском ветру, и Заполярье тоже знаю не из телевизора. Поэтому море и небо у меня в генах. Отсюда и самолётики-вертолётики, подводные лодки, крейсеры. И потом, я много лет провёл в Выборге на берегу Финского залива. Каникулы у дедушки с бабушкой. Десять лет из своих пятидесяти четырёх я прожил на берегу моря. А если к этому приплюсовать все мои командировки, киноэкспедиции:Но здесь, надо оговориться. На берегу моря, не на корабле. Это важно. Отсюда и название ‘На рейде’. Потом, моя настольная книга ‘Дредноуты’, я её периодически пролистываю от корки до корки. Вообще книжки про море и корабли, это отдельная тема, я их перечитал массу. Это моя среда. Мне это интересно. Там всё просто, элементарная композиция — линия горизонта, море, небо, кораблик. Вот и лепишь из всего этого, решаешь по-своему пространство, ищешь цвет, здесь на самом деле много чего.

А как на всю эту маринистику смотрит твой друг Александр Пономарёв?

К. Б. Саша Пономарёв, не просто мой друг и отличный художник, но и профессиональный моряк. Он море знает изнутри. Здесь совсем иной подход, иные задачи, что-ли. Я смотрю на море с берега, он — с корабля. У меня романтика — ушли, пришли, закат, восход. У Саши иной нерв, пройти пролив Дрейка, погружение — всплытие, течения, ветра. Тоже романтика, но этим надо уже жить. На самом деле, девяносто процентов художников, которые рисовали эти корабли и шторма, никогда не были в море, в отличии от Пономарёва.

При этом, у тебя тоже не натурные виды?

К. Б. Мало того. Я ведь даже не море рисую, а копаюсь в своих ощущениях. Это мои переживания. Это мой внутренний рейд, здесь я бросил свой якорь. А с натурой всегда было непросто. В СССР был закон, что мосты, акватории, железнодорожные развязки, аэропорты и прочее с натуры рисовать нельзя. Меня постоянно арестовывали с этюдником и в Сочи и в Анапе, в Новороссийске. Кругом фотографировали, а рисовать было нельзя. Ну, отпускали, конечно. Да и с натуры рисовать отдельная тема. Всё меняется моментально и по нескольку раз. Сочинять интереснее. Вот все и сочиняют. В средние века, например, все рисовали корабли непонятной конструкции, которых никогда и не было. Художник сидел, скажем, в Риме и рисовал корабль таким, каким ему он представлялся. Без всякой натуры. Это века с XIX стали с натуры рисовать. И тут же появился Тёрнер, который стал рисовать впечатления от моря.

То есть то море, что рисуешь ты, обусловлено приливом и отливом твоего настроения. А оно чем определяется?

К. Б. Возрастными изменениями! В двадцать лет можно быть романтиком, в тридцать еще, куда не шло, в пятьдесят уже никуда не тянет, и плыть никуда не хочется. Мне, по крайней мере. Пономарёву Саше хочется:Мне хочется сидеть на берегу в ясную погоду, сидеть себе и попивать водичку:минеральную, а не какое-нибудь там Амаретто. И рисовать картинки про море. А про что ещё петь соловью?

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑